Размышления Растаманского Петуха

"Москву заметало. Москву заметало, как Богом забытый полустанок где-нибудь под Актюбинском", - Растаманский Петух смотрел в окно, оторвав взгляд от читаемого им в данный момент таблоида … От воспоминания о Стругацких журнальчик "Ырухимский альманах" получил еще один хороший пинок жилистой когтистой лапы… Прохлопав по воздуху страницами, как вспугнутая с насеста курица, он неуклюже шлепнулся на пол. Сходство летящего журнала с курицей вызвало внутреннюю улыбку, но взгляд на открывшееся в итоге полета приложение заставил ее увянуть, так и не родившись. Растаманскому Петуху хотелось литературы. Настоящей. Такого класса, чтобы комментировать и критиковать ее было бы не ниже Растаманского достоинства, и чтобы окружающие могли в должной степени оценить мощь его интеллекта… Поэтому журнал и получил на орехи в этот холодный зимний день. Поправив перья, и гордо пройдясь туда-сюда по комнате, Растаманский Петух принялся размышлять.

За окном промчался Федот, подпрыгивая и похлопывая по бедрам руками, чтобы согреться в отсутствие зимней футболки и теплой шапки.

Размышления Растаманского Петуха касались только что прочитанной в альманахе статьи "Ырух как зеркало мировой политической жизни в одном отдельно взятом болоте". Авторство статьи принадлежало широко известному в узких кругах господину, нередко уже вызывавшему у Растаманского Петуха желание устроить полемику, причем, желательно, с применением тяжелой артиллерии. Поговаривали, что раньше он был летчиком и донжуаном, но потом его то ли сбили, то ли отбили (у кого? что?) и обрили, и он дело это неблагодарное дело почти совсем забросил. Так как слушателей и оппонентов у Растаманского Петуха не было, он начал монолог:

"Нет, ну это ни куда не годится! Какое болото? Какая картина мира? Болото зеркало души! Вот! Причем, исключительно души автора статьи! Рожденный ползать - летать не должен! А если взлетит - упадет. Волосы отрастил, в косички заплел, рога из них навертел… Хипует, говядина! Не хиппи он. Я - хиппи. Правда, бывший. И куда этот мир катится…"

За окном промчалась машина скорой помощи, мелькая мигалками и завывая, как грешная душа в аду. Из ее окна до пояса вывесился Лемур, размахивавший тонкой шапкой, футболкой защитного цвета и раритетным сотовым телефоном и взвываший добрым голосом Деда Мороза на всю округу: "Федот! Вернись - тебе посылка от Матери Терезы!". Периодически он замолкал и деловито поправлял надпись "ТНК - форевный рулез" на борту машины - дабы она не заслоняла другой слоган - "В Лабытанге - тоже люди".

Статья, вызвавшая у Растаманского Петуха прочувствованный спич, повествовала о событиях, произошедших с болотом за последние полгода. Действительно, после успешного завершения в конце лета воспетой неким рок-гуру акции "Отход на север", идеи глобальных проектов захлестнули умы обитателей болота. Всё, что ни делалось, делалось обстоятельно, глобально и с наибольшим размахом. Автор статьи пытался провести параллели жизни болота с мировыми событиями, такими как глобализация экономики и общая борьба с терроризмом после 11 сентября. Как пример приводился прошедший в очередной раз ежегодный Выполз одного известного лягушатника № FB(h) в лес. Обитатели болота традиционно в силу добрых чувств к альма-матер принимали в этом непосредственное участие, и в этом году размах обсуждения прошедшего Выполза был уникален. По его поводу был сделан специальный выпуск альманаха. "Всё, я уехал туда", - начинался он словами Лемура…Дальше шла черта, вот такая:

---------------------

...

За окном, под хлопьями мягко ложащегося белого снега, торжественно пошествовала свадебная процессия, несущая на руках наряженного в подвенечное белое же платье и потому почти сливавшегося с ландшафтом Ыруха. Ырух отбивался и кричал "По четным! По четным!". Процессия его игнорировала и считала, что его положение и так является достаточно почетным.

А после нее тААкое было…

Далее автор обращался к другим грандиозным событиям осени и их отражению в альманахе.

"Шары заехали у них за ролики… Ведь это же не люди уже - шаропрокатные механизмы стали. Оно и понятно - шары-то, они по прямой летают, вот и в мозгу некоторых теперь мысли двигаются только по прямой, максимум с одним отскоком от борта, и, не напрягаясь, - в лузу. Ну, чего об этом столько думать и сотрясать воздух в течение нескольких месяцев? Развели Демагогию, понимаешь", - тосковал Растаманский Петух

В ближайшем к окну снаружи сугробе вспыхнуло ослепительное голубое сияние и на образовавшейся проталине появилась Witch, со старинным чугунным котлом, древним массивным зеркалом в человеческий рост и мешком темных атрибутов своего ремесла. Разведя под котлом огонь, она начала засыпать в котел разные ингридиенты и плести проверенную веками формулу приворота над соломенной фигуркой Федота и стоявшей поблизости табуреткой. Изредка она для пробы брызгала на них варевом из котла. Фигурка упорно и неподвижно молчала, а табуретка иногда подпрыгивала и взвизгивала - как от неожиданной щекотки. В конце концов, она сорвалась с места и умчалась по следам Скорой Помощи. Ведьма задумчиво взмахнула белым пушистым хвостом и растаяла в воздухе.

Упоминание всуе другого обитателя болота - Вещей Птицы Де-Магога заставило Растаманского Петуха еще раз расправить крылья и клюнуть в голову воображаемого противника…

"Ну, попадись он мне - я ему и за шары, и за секту отомщу…", - его мысль перешла к той части статьи, где описывались веяния мировой моды на секты, и желание в связи с этим сделать из болота секту, где опять же подсуетились Сбитый Летчик и Де-магог, а также примкнувшая к ним, и, наконец-то, нашедшая себе профессиональное занятие Ведьма. Она, безусловно, преследовала свои цели, делая из болота секту. Ибо в секте она бы занимала пост верховной жрицы, а при существующем положении дел довольствоваться ролью кикиморы болотной природные данные не позволяли, а топить свою красу и молодость в болоте, наподобие Кайли Миноуг, она вовсе не собиралась...

На горизонте появилась хитрая лиса Алиса с табличкой "Алло, мы ищем таланты!" и ящиком клинского пива на санках. Немного помаячила, и, так никем и не замеченная, растворилась в низком сером небе и метущей поземке…

"Карету, мне, карету" - опять подумалось о бренности всего земного и величии мировой литературы Растаманскому Петуху. - "Земное, мировое…20 декабря сегодня, день КГБшника… Ах, а как там поживает наша милая заморская Штази? И когда у нее профессиональный праздник? Вроде в гости к нам собиралась к рождественскому гусю…" Ему представилась Штази в роли Америкэн Сноугёрл, с подарками, одним из которых обязательно будет книга; жирненький аппетитный гусь, напоминающий Ыруха в очках Cerruti… Правда, мысль о том, что петух на Новый Год под водочку тоже хорошо идет, несколько смазала идиллическую картину… От этих мыслей глаза Растаманского Петуха потеплели, и он опять посмотрел в окно…

"…вновь один, за окном всё та же синь и тот же снегопад. За его стеной скрыты мои друзья, хочется к ним, но вряд ли они поймут меня. Прохожие на улице кажутся волками, да и сам напоминаешь себе волка-одиночку. Веселье прошлого становится тоской настоящего и гнётом будущего. Хочется забыть, перечеркнуть, выкинуть из головы ...,

. . .. … …. .. . . . . ….. . .. . .. ..

"Хочется перестать существовать. Это кажется решением всех вопросов. Да, "...на кладбище тишь, на наших гробах цветы да трава..." кажутся заманчивой перспективой. Но если бы это было так легко, мир бы вымер. Вдруг понимаешь, что, умерев от тоски и ....... сам, ты скинешь её на других, и тогда, холодными зимними вечерами, идя по улице или стоя у окна в своей комнате, они будут (не всегда, конечно) вспоминать о тебе, и те же мысли будут портить кровь и им.

Поэтому этот замкнутый круг не разорвать смертью.

Нужно менять что-то в себе."

"Господи, а эта-то бредятина откуда?!" - изумился Растаман, и тут вспомнил - на этот раз - опять Сбитый Летчик ВВС… Как ни странно, но слова его виртуального оппонента в данный момент как даже как-то коррелировали с обстановкой…

"Эх, ВВС-ВВС, ну каким ты был хорошим раньше… А теперь? Ничего человеческого в тебе не осталось", - мысленно представив в голове лысый образ с рогами, и опять недобрым словом всуе помянув Де-Магога, Растаманский Петух отправился на кухню. Все равно, делать у окна было нечего, настоящая литература отсутствовала, и вообще - было как-то по-зимнему смурно и скучно…

21.12.2001 12:15:48