Стеклянный дворец

Уважаемые господа! Приведенный ниже текст несколько отличается от всего помещённого здесь ранее, поскольку, с моей точки зрения, является скорее наброском, чем законченным рассказом. В связи с этим я был бы крайне благодарен любому, кто не поленился бы сформулировать и высказать все возникшие у него по поводу текста мысли.

Заранее благодарен,
Де-магог

Когда мотор мотоцикла вот так неторопливо фыркает под тобой, начинает казаться, что причин для беспокойства нет и быть не может. Действительно, это настолько поселяет ощущение свободы в душе, что откуда же взяться причинам для неуверенности? Вот сейчас она выйдет, сядет, как садилась уже много раз, позади, и мы помчимся, лавируя среди машин, за город, где нет бензина, сального интереса в глазах одних, осуждения во взглядах других...

Хотя и на это мне наплевать. Просто город обычно как будто накрыт пеленой чего-то давящего, убивающего радость. Слишком много народа... Всё будет просто замечательно, даже не смотря на этот дворец. Хотя именно он сейчас и действует мне на нервы, заставляя иногда чуть-чуть доворачивать ручку газа, чтобы мотор коротко взрёвывал, словно друг похлопывает тебя по плечу.

Что мне известно о дворце? Немного, но ощущение такое, что больше знать и нет необходимости. Однако, наверняка есть какая-нибудь подлость. Что значит прикоснуться? Ерунда, и я вполне смогу... И дворцом его я назвал, а так-то и не дворец он вовсе, она его называет странным словом "горка", но говорит, что в нём - тысячи граней и башенок из тончайшего стекла, почти невидимого, так что сам он смотрится как марево на горизонте пустыни. Но она-то его касалась.

Ладно. Нервничать действительно смешно. Дело не в дворце, а в её мире, притягивающем меня как магнитом. Невозможно было себе представить, что можно найти её в этом гигантском городе, давно избравшем закон естественного отбора и борьбу за существование своими основными принципами. Плохо, что это так, ещё хуже - что тебя пытаются убедить, будто так и должно быть. Наверно, слишком много между нами теперь посредников - боль, разрушения мы видим по телевизору. Трудно ни разу не прижавшись к шершавой коре дерева, не ощутив единения с ним действительно переживать по поводу лишней пачки бумаги, как и невозможно вообразить сосиску, пасущуюся на лугу. А если уже привык, то смешно пытаться обнять, прочувствовать сырьевой ресурс. Так мы и отдаляемся, отдаляемся...

Она дейставительно другая. И сегодня (если всё же этот дворец...) я получу пропуск в её таинственный мир, населенный такими же, как она, позволивший ей до сих пор сохранить трепетное ощущение жизни, и, может быть, способность летать. Глупо верить в такое? Но она обещала, а ещё ни одно обещание не было нарушено. Сперва я думал, что речь идет о какой-то специфической секте, их сейчас много развелось. Пытался разубедить, поймать на слове, но само её существование, поведение - аргумент сильнее любых слов. Пусть мир живёт, как живётся ему, а я буду верить в то, что мне ближе.

Я уверенно поворачиваю руль, ныряя между машинами и ощущая её руки на своих боках. Она негромко и очень серьезно ещё раз растолковывает мне всё о дворце. Я так понимаю, что это у них вроде церемонии приёма, скорее всего, метафора. Завуалированный образом дворца обряд инициации. Я уже несколько раз пытался выяснить у неё, что же она имеет в виду на самом деле, и вобщем-то, она не отрицала, что дворец - скорее притча, чем реальность и не в нём дело. Но прямых ответов нет. Я должен войти в комнату, где стоит дворец, горка, стеклянное дерево и дотронуться до него. Он так хрупок, что может рассыпаться хрустальным звоном просто от неосторожного дыхания, но если касающийся настроится правильно и коснется его с любовью в сердце, с ощущением и понятием красоты - то тихий звон наполнит комнату и церемония будет завершена.

Она обычно улыбается или смеется над моими пассажами такого рода и именует меня романтическим эгоистом. Затем, на мой взгляд излишне серьёзно, заявляет, что у меня есть шанс.

Мы уже сворачиваем на тропинку, покрытую мелкими веточками и травой. Подъезжаем к крыльцу дома, очевидно построенного много лет назад - цельные брёвна, крыльцо, широко расходящееся навстречу полукругом. Парк и чистейший, звенящий воздух. Тут бы как раз и улечься на траву, раскинуть руки и смотреть в небо. Но она не даёт отвлекаться - потом, потом, отпусти, сперва дворец, ведёт по ступеням крыльца в гостиную. Оттуда одна из дверей ведёт в комнату, где всё и решится. Входи один и не торопись - главное, правильно всё почувствовать. Дверь как дверь.

Он всё-таки существует. Над столом дрожит прозрачное, звенящее марево, в каждой из бесчисленных граней которого играет красота не этой земли. Не этой - потому, что такой земля была раньше, до человека, а может быть, такой она должна стать только тогда, когда человек научится её любить. Опустившись на пол не могу оторвать глаз от мерцающего чуда, там, за этими гранями, и есть её мир. Теперь мне нужно только дотронуться, прикоснуться, совсем легко, легче чем дышит младенец. Это же совсем просто, если любить и видеть... Проблема в том, что прикосновение к нему кажется кощунством. Действительно ли я готов? Просто страдать от несовешенства мира - наверняка мало. Надо погрузиться в себя и найти там ещё капельку света, иначе просто не возможно подняться, подойти, протянуть руку. Я уже понял - совсем напрасно я настаивал и спешил увидеть его, надо было ещё немного поучиться у неё, надо было подождать. Но выхода у меня уже нет. Только один раз - таково условие. Если сейчас я коснусь его, и он распадётся на части, то все будет кончено навсегда. Когда я выйду из комнаты, скорее всего, я её уже не увижу... Я могу просто выйти - не касаясь, я уже почти уверен, что ничего не выйдет, а так - хоть дворец останется цел, это чудо, эта красота...

Так нельзя! Эта неувереность всё погубит! Во-первых, она сама сказала - "горка" только символ. И символ, я так понимаю, преодоления себя. Символ, если угодно, наличия у меня достаточного мужества, чтобы действовать. Хорош я буду просто выйдя от сюда! Я потеряю её навсегда, даже не попытавшись обрести, я утрачу возможность попасть в её мир, даже не взявшись за ручку двери. Ведь этот дворец, по сути, просто маленькая частица его, да и вообще, кто знает, способен ли он рассыпаться, а если рассыпется... Я должен попробовать. Концентрация - на её волосы, глаза, голос, на мысль о том, какие люди должны жить в мире, отражаемом этими гранями, на ощущении света и добра, исходящем от него. И - вперёд.

Дворец исчезает за секунду до прикосновения. Просто марево рассеивается прозрачным воздухом, и становится видно старое зеркало на другой стене. А она уже стоит возле зеркала. Неужели я не прав и не победил? Почему у неё такие печальные глаза? Так это была не инициация, а жертвоприношение?

Она растворяется в зеркале, а я - как и положено - бросаюсь в него головой. Результат - шишка. С детства все знают, что с той стороны зеркала - просто бревенчатая стена.

Сутки спустя я уже могу отправляться обратно. Я выхожу и сажусь на свой мотоцикл, не замечая, что из него подтекла лужица вонючего масла, убившего траву на изрядном пятачке вокруг. Плешь, очевидно, останется надолго.