Виктор Викторович Саргин

Мишки в сосновом бору

Дневник поездки на т/б "Озерная", лето 1997 г.

Редакция 2

Деревья и камни, стальная вода -
То время уходит всё дальше и дальше,
Но мы не забудем его никогда,
Хотя год от года становимся старше.

Краткая предыстория

Ещё летом прошлого года Shed предлагал всем желающим отдохнуть в некоем абстрактном местечке неподалеку от города Бологое. Тогда идея осталась без внимания и продолжила свое существование уже этим летом - в конце июня Shed опять предложил эту идею своим друзьям, но она была уже не полной абстракцией, а реальным предложением отдохнуть на турбазе, где директором является его крестный отец.

Сначала эту идею поддержали многие, но потом часть отсеялась по причине отсутствия денег, времени и присутствия других планов. Окончательно и бесповоротно решились ехать восемь человек, но о них позже. Дабы проверить их настрой и решимость, судьба уготовила им испытание ещё в Москве - в последний день выяснилось, что запланированная турбаза подверглась нашествию стада спортсменов внепланового заезда, которые заняли всё, что лежит, т.е. все места, и жить нам негде. Известие об этом, да ещё сказанное голосом Shed'a по телефону (А Вы никогда не звонили Shed'y?), повергло многих из нас в жуткий даун, некоторые этого избежали, т. к. были пьяны и им было на все положить. Shed сразу предложил всем поехать на другую турбазу, расположенную рядом, под названием "Озерная", о которой ни мы, ни он не знали ничего, кроме названия, и того, что место для нас найдется. Но к чести всех нас (и наших кошельков) никто не отказался от поездки, и все согласились ехать на сколько хватит денег.

Итак, начнём.

Действующие лица и наполнители

Юра Колеров - Shed, организатор и "резкий парень".

Ольга Ходаченко - близкая подруга Юры Колерова.

Саня Санников - близкий друг Юры Колерова.

Даша Санникова - нет, не угадали - сестра, а не жена Сани Санникова.

Андрей Витютин - друг брата Дарьи Санниковой, "Дрон".

Антон Виноградов - Snake, "Боцман".

Андрей Шумилин - Shum, главный пиротехник.

Анатолий Александрович Марков - Марк, "специалист по решению проблем".

Я - Виктор Саргин, автор.

День первый, 11 июля, пт.

По плану, пробираться на базу было намечено двумя отдельными группами. Первая, состоявшая из Дарьи, Дрона и Сани, должна была подъехать к базе на машине, другая, где были все остальные, должна была ехать поездом, её сбор был назначен на 11.45 в метро на станции Комсомольская-Кольцевая.

Но ни тут-то было! Правило: отъезд не может быть спокойным! К назначенному сроку приехали все и даже больше, кроме большого Снейка. "Даже больше" заключалось в присутствии Витиной мамы и общего друга г-на Онегина, всё-таки оторвавшегося от своей девушки и оказавшего нам неоценимую услугу по поимке Снейка. Прошло уже 20 минут после назначенного срока, а Снейк всё не появлялся. Появились предположения, что он "пьет на радостях", а радости происходят оттого, что он женился. Кажется, Андрей родил тогда шутку "Колобок повесился, Буратино утопился, а Снейк женился". Андрей как в воду глядел, поставив Антона в один ряд с такими крутыми сказочными персонажами, ибо на протяжении поездки Снейк пользовался сказочной популярностью среди нас и всяких прочих людей.

До отхода поезда оставалось менее 25 минут, когда мы, оставив домашнюю птицу Онегина в метро, полетели к поезду, где нас ожидал Марк. Shed раздал паспорта и билеты, и когда напряжение наших нервов достигло предела, и мы уже ждали Снейка лишь затем, чтоб "отпинать", в конце перрона замаячила его полосатая футболка и развевающаяся по ветру грива, рядом шел г-н Онегин с видом довольного змеелова.

После короткого прощания с провожающими мы сели в вагон следующим образом: Shed с Ольгой, Андрей со Снейком, я с Марком (в другом ряду). К Марку подскочила девушка с предложением обменяться с ним местами, т. к. она хотела общаться с подругами, а ее место в конце вагона. Марк сразу же согласился (надо сказать, там в конце вагона с ним сидела дама весьма симпатичная, даже Снейк на нее обратил внимание), ну а мне пришлось сидеть с этой девушкой, не проявившей ко мне ни малейшего интереса. Поезд тронулся, напряжение спало, и я, оторванный от друзей, посматривал в окно и исподтишка наблюдал за ними. Все мы ехали, прямо говоря, в неизвестность - мы не знали ни цен, ни условий, ни людей на т/б "Озерная". Мне было интересно смотреть на лица друзей - никто не думал о будущем или не показывал этого.

Дорога - отдельный этап в жизни каждого русского человека, и поэтому все спокойно предавались отдыху - Shed с Ольгой дремали друг на друге, Снейк весело болтал с Андреем, я принялся писать давно задуманное эссе, а Марк сидел в конце вагона и все время улыбался, мне теперь кажется, что он уже тогда знал все, что будет дальше. Ехали мы быстро и весело, Антон заигрывал с мороженщицами, но упорно не хотел покупать у них что-либо, за что в конце концов одна из них сказанула: "Да он ничего не хочет... и никого", и была в корне права. Когда вагон наполовину опустел, Антон, Андрей и я уселись рядом и принялись отгадывать кроссворд о русских пословицах - такого маразма я ещё не слышал.

В Бологое мы прибыли в прекрасном расположении духа и тела. Все пятеро вышли из поезда в темных очках и не снимали их даже в отсутствие солнца. Наша знакомая мороженщица выглянула на нас из поезда, я помахал ей рукой, она радостно помахала мне, а все посмотрели на Снейка и почему-то засмеялись. Странно. На вокзале нас встречал сын друга Марка, Сергей. "Автомобилистов" ещё не было, и начались поиски машины, в процессе которых Марк и Сергей совершенно растворились. Но вскоре на площадь автовокзала, где мы стояли, въехала огромная военная машина-вездеход, которую нашел Марк, и куда мы все погрузились под любопытствующие взгляды прохожих.

Был солнечный и теплый летний вечер. Административный корпус встретил нас тишиной и пустотой, впрочем, как и вся турбаза. Марк с Сергеем опять куда-то исчезли и вскоре вернулись, ведя за собой секретаря Татьяну и полу-сантехника, полу-охранника татарина Салавата. Цена была приемлемой, и нас быстренько распределили по комнатам - Shed c Ольгой, Snake, Андрей и я - в другой. Марк с Сергеем тоже взяли комнату, но на один день.

В качестве профилактической меры нас запугали тем, что:

- сейчас у них живет детский лагерь, поэтому не шуметь, а то ментов вызовут;

- потом в наш корпус приедут спортсмены, которые, если что не так, тоже больно бьют;

- после них приедут фсбешники - ну так те вообще с пушками - короче, блин, не отдых, а сплошные разборки.

Без смеха тоже не обошлось - Салават долго смотрел на нас, а потом спросил про Sheda: "Это парень или девушка?" Ему ответили, что парень, он огорчился: "Смотрю - симпатичное, а подойти познакомиться не решаюсь, вдруг парнем окажется, вот и спросил.

Комнаты нам понравились, мы быстро покидали в них свои вещи, а Марк и тут уже успел наладить контакт с горничной, и в конце концов громко поцеловал ее посреди коридора. До ужина оставалось время, и Марк провел нас лесными тропами, показывая всё интересное и полезное, чтобыло на турбазе. Когда мы вышли на берег озера, Shed, видимо, знакомый с привычками Марка, быстренько уволок Ольгу обратно в лес, а Марк спокойно разделся догола и прыгнул в воду. Короче, на ужин мы опоздали, и нашему взору открылась опустошенная детьми столовая. Но Марк, от которого мы уже начинали тихо тащиться, быстро договорился с официантками, и вскоре мы уже поглощали долгожданный ужин, Все были довольны жизнью, а нашу радость омрачало только отсутствие "автомобилистов".

Выходя после ужина из магазина, на главной поляне турбазы мы увидели двоих, и Shed внутренним чутьем понял, что сейчас будут бить - эти двое были Саня и Павел, голодные, усталые и злые, т. к. они потратили много времени на поиски нас. Мы отправились к воротам базы, где стояла машина, и хотели ее уже разгружать, но тут пришел Марк, как всегда улыбающийся и похожий на довольного кота. Он поговорил с "вратарями", и через 5 минут машина уже стояла под окнами корпуса, а народ располагался в комнате.

Наконец дорвавшиеся до отдыха Shum, Snake и Виктор схватили волейбольный мяч и пошли играть в круге. Вскоре к ним пришли остальные, последним пришел Марк предложил пойти играть через сетку. Площадка была занята, но Марк и там нашел старых друзей, и мы стали играть матч с теми, кто там был. Наши болельщики вскоре открыли вино и начали скандировать: "МИФИ! МИФИ!". Болельщики другой команды в ответ открыли водку и закричали: "МАИ!", и далее болельщики старались перекричать друг друга. Несмотря на поддержку, мы проиграли с огромным счетом.

После игры мы (Snake, Shum и я) с Марком пошли купаться, вода была великолепной, и вся жизнь вообще была прекрасна. Вдоволь наплававшись, мы решили, что пора отдать должное нашим запасам спиртного, и направились в корпус. Проходя мимо площадки, мы увидели играющими в волейбол всех остальных. "Ах, так они скрывают от нас свое мастерство", - пошутил Марк, и мы пошли дальше.

После столь прекрасного вечера мы, естественно, не могли не пригласить Сергея и Марка посидеть с нами. Честно сказать, мы трое просто тащились от него, и поэтому вскоре все пятеро уже сидели за столом в нашей комнате, Snake открывал водку, и вечер только начинался. Потихоньку к нам присоединились все остальные. Кроме водки в ассортименте на столе появились вина, пиво, джин с тоником. К магнитофону выстроилась целая очередь кассет, разговор шел о разном, все потихоньку забывали различия в возрасте, семейном положении и массе. Последнее относится к Антону, который на протяжении всего вечера не отставал от Марка (в плане питья). Дрон быстро освоился, и хотя держался ещё рядом с Саней, нормально участвовал в общем разговоре и поглощении пищи. Дарья ещё немного побаивалась нас всех и общалась в основном с Павлом. Алкоголь проник в наши мозги, магнитофона нам уже не хватало, и гитаристы взялись за гитары. Начали с рок музыки в исполнении Shed'a и Shum'a. Потом перешли на бардов в исполнении Сергея и Павла, вечер шел прекрасно, бутылки откупоривались одна за другой, закуска все уменьшалась. Как ни хотелось всем посидеть ещё, но вскоре усталость и спирт сделали свое дело, и народ начал отходить ко сну, причем по возрасту. Последними из нашей комнаты ушли Марк и Сергей.

После их ухода мы почувствовали страшную усталость, и (это действительно так) все трое просто бегом разбежались по своим кроватям, оставив "помойку" до завтра. Но уснуть быстро нам не пришлось. Хотя тела наши устали, языки были подвижны и готовы к действию. Видимо, кто-то из нас задел кого-то, когда бежал в свою кровать, поэтому после погашения света началась такая ругань, какой я не слышал с пионерского лагеря. Ругались все трое друг на друга и никто не хотел заткнуться первым. Виктор все же нашел выход из этого тупика - он начал читать монотонным голосом вступление к "Медному всаднику", а так как оно достаточно длинное, все предпочли замолкнуть, дабы не пришлось слушать ещё раз.

День второй, 12 июля, сб.

Наша тройка проснулась в 6.30 утра и ужаснулась. Комната была завалена бутылками, объедками, мусором и прочими продуктами пьянства. Сами мы тоже пребывали не в лучшей форме - у Антона болело место, откуда руки растут, у Андрея голова и зубы, а я обнаружил, что сжег накануне водкой пищевод. В общем, не мужики, а развалины. За окном было такое же хмурое, как наше настроение, утро. Убирать комнату нам не хотелось, поэтому мы, попив чаю, отправились играть в волейбол, т.к. силы наши были огромны. Позже проснулись и все остальные, вид у них был более товарный, чем у нас. За завтраком нас так же любезно обслужили, и все, расхваливая сервис и блюда, принялись есть, а я только глядел на все это грустными глазами. Когда Антон пошел за хлебом к нему подошли три шкафа-тумбочки:

- Простите, вы, наверное, гребцы? - робко спросили они.

- Нет.

- А, вы - волейболисты?

- Нет.

Узнав, что мы просто люди, ребята очень удивились. Наверное, их тоже пугали спортсменами.

После завтрака с нескольких попыток нам с Антоном удалось арендовать лодки. Мы, как крутые люди взяли не одну, а две лодки, и, конечно, сразу решили их опробовать. Пока мы собирались, Антон, как человек веселый и предусмотрительный, поставил кассету с "Dasboot". В лодки залезли все, некоторые уже с удочками. В такой ситуации не мог не произойти естественный социальный конфликт - одни хотели посидеть с удочками, а другие погрести в свое удовольствие. Противостояние, т. е. противосидение закончилось победой более тепло одетой стороны, и я спешно ретировался на берег.

Пока народ ловил рыбу в мутной воде озера, я занимался делом не менее интересным - выгребал из-под своей кровати пустые бутылки, и мой улов был, пожалуй, больше. Пойманные пустые бутылки я поставил к другим таким же, складированным Антоном и Андреем между их кроватями. Так начинался "Архив".

После обеда все разделились по своим интересам. Думаю, что все пошли спать (честно сказать, я не знаю, кто чем занимался, потому что сам смылся первым) Да, так он и было - все хотели отдохнуть, а я упорно не желал спать и поэтому отправился на прогулку. Уходя, я наткнулся на Марка, он напомнил мне, что в 17 часов мы играем со вчерашним соперником - "МАИ", а заодно рассказал, где здесь можно интересно побродить. Эта прогулка в одиночестве была для меня чуть ли не самым приятным моментом за всю поездку. Я давно хотел побыть один, и эти два с половиной часа безлюдной лесной дороги подходили для этого как нельзя более кстати. Дорога завершалась огромным полем и заброшенным песчаным карьером - по-моему, весьма удачная концовка. Погода была не лучшая, но моя любимая -ветер гнал по небу рваные тучи, иногда начинался дождь. Назад я вернулся в прекрасном настроении и с двумя маленькими букетиками лесных цветов для девушек.

Проходя мимо волейбольной площадки, я не обнаружил там ни наших, ни ихних. Весьма удивленный, я пошел в корпус. У корпуса в странной печали сидели все, кроме Андрея и Снейка. "Вить, знаешь, у нас одну лодку угнали," - поведали мне страшным трагическим голосом, - "Андрей и Снейк поплыли ее искать". Начался дождь, и все переместились в комнату Shed'a и Ольги. Я почему-то был уверен, что с лодками все обойдется и не разделял общей грусти, поэтому начал шутить и веселиться. От этого Саня, Дарья и Дрон вскоре сбежали, я очень огорчился, ибо после одиночной прогулки мне хотелось поболтать сидя в кресле. Shed и Ольга зарылись в одну нору, созданную из кровати и одеяла, я по просьбе Ольги начал рассказывать анекдоты на заданную ею тему - "лампочка". Наконец торчавшие из-под одеяла пятки ясно показали мне, что я здесь лишний, и я опять пошел гулять.

Перед самым ужином на волейбольной площадке я встретил Андрея и Антона. Они поведали о том, как много проплыли в поисках лодки, как заплыли в протоку и там запутались в траве, как именно в этот момент увидели нашу лодку с двумя дамами на борту, как Андрей встал во весь рост и заорал диким голосом. В общем, суть угона сводилась к известной фразе: "Я убью тебя, лодочник!" - ключи от нашей лодки были не только у нас, а и у этих дам тоже - они брали эту лодку раньше, и сегодня истекал срок пользования. Вот они и решили напоследок прокатиться, а лодочник дал нам утром ключи от ещё не сданной лодки.

После ужина Shed c Ольгой уплыли, Дарья, Дрон и Саня пошли играть в настольный теннис, Snake, Shum и я отправились купаться с лодки. После купания состав в лодке сменился - Дрон с Саней вместо меня поплыли ловить рыбу, а я остался на берегу.

Было ещё достаточно светло, и мы с Дарьей начали играть в бадминтон. Игра наша несколько раз прерывалась появлением двух рыжих котят, одного из которых Дарья упорно хотела погладить, но он никак давался, чем очень разозлил Дашу. Зато этот котенок проявил интерес к моему пиву, мирно стоявшему на земле. Хорошо, что он был ещё маленький и не умел открывать бутылки.

Когда волан почти перестал быть виден, на причале раздался грохот, и я сквозь кусты увидел Андрея, совершающего головокружительные па где-то между лодкой и причалом с гитарой в руках. Тем не менее, он сумел удачно приземлиться на причал всеми четырьмя лапами. Он поведал, что где-то посреди озера обе наши лодки встретились и задумали устроить большой и долгий костер, после которого желающие могут отправиться на утренней зорьке ловить рыбу. Естественно, для такого дела нужно много дров, поэтому нас с Дарьей отправили на мыс за дровами. Но мыс раньше нас заняла толпа комаров, которые встретили нас радостным писком и проводили в лес.

В лесу было темно. Дрова искались наощупь, в основном, когда о них спотыкались. Дарья собирала ветки, я подтаскивал стволы деревьев. При этом Дарью упорно терроризировали комары. В какой-то момент она спросила: "А того, что мы принесли, не хватит?" Я ответил утвердительно, и мы продолжили поиски. Через некоторое время Дарья снова спросила: "А этого точно не хватит?" Я не тормоз, но тут до меня дошло, что, наверное, Дарья устала, ее заели комары и вообще ползать по темному лесу - удовольствие на любителя, каким я и являюсь. Благо, к этому моменту мы набрали достаточно, и вышли из леса на ещё светлый мыс. Мимо проплывала лодка с Саней, Снейком и Дроном, которого мы оставили себе в качестве грубой рабочей силы. Втроем мы перенесли дрова из леса на мыс.

Место для костра выбирала Дарья. Тут начались долгое тоскливое ожидание тех, которые закупали выпивку и еду. Совсем стемнело, спичек у нас не было, мы сидели в темноте и злились на остальных. Они приплыли к 12-ти. Надо сказать, что идти пешком от корпуса до нашего костра было совсем немного и даже быстрее чем на лодках, но в этот день мы не могли с ними расстаться - прямо как дети с новой игрушкой (или новый русский с 600-м "Мерсом"). Правда, некий смысл в использовании лодок все же был - тащить на себе гитары, выпивку, закуску, удочки и купальные принадлежности было бы весьма сурово.

Когда лодки были разгружены, я обратил внимание на то, что сборы у одних - дров, у других - выпивки нас утомили, и энтузиазм у всех упал. Даже разведение костра не вызвало интереса. Все стремились к точке с минимальной потенциальной энергией, и поэтому разлеглись у огня. Ночь казалась всем большой, отдых - только начинающимся, поэтому никто не торопился петь, пить и есть. Через некоторое время мы услышали приближающиеся голоса и смех. Появилась мысль, что сейчас с кем-то придется драться. Мы поднялись на ноги и приготовились морально.

Но вместо банды злых гоблинов из темноты появились Марк с Сергеем и тремя местными дамами. Двоих звали Катями, одну как-то по-другому. Сергей даже принес с собой дрова. Все окончательно приуныли - кто-то имел апатию к новым дамам, Shed'a терзали "ломы", Дарья не нравилось, что Саня пьет, а он за это обижался на сестру. Прошло несколько минут, прежде чем я познакомил свежепришедших дам со всеми нами. Девушкам тоже стало не по себе в компании молчаливых упырей, и они подвинулись к Сергею. Наконец они попросили нас что-нибудь им спеть. У Shed'a отобрали любимую игрушку - ломы - и дали гитару. В отместку он запел тихо орательную песню, а перед ней долго настраивался. Все тоже запели тихо, как будто собственного голоса боялись.

Сыграв несколько песен и выпив бутылку вина, Shed с Ольгой (вообще надо ввести сокращение SO (или OS) для этой парочки, ибо они неразлучны) взяли лодку и уплыли. Вскоре после них уплыли и наши гости на нашей лодке. Саня и Дрон то появлялись, то исчезали - провожали в корпус Дарью и, наверное, ходили смотреть, не плывет ли рыба. Неподвижными остались трое - Антон, Андрей и я. То есть мы, конечно, шевелились, но не так глобально как остальные. Мы с Андреем перепели весь наш репертуар, и принялись петь без музыки грустные песни.

На этой печальной ноте к нам вернулись наши ночные гости. Теперь и они, и мы были более веселыми и разговорчивыми (угадайте, почему?) Теперь мы пели громко и дружно, даже обычно спокойный Антон развеселился и приукрашал песни словами, которых там нет - вышло очень мило и остроумно. Одна из Кать крепко приклеилась к Сергею, другая предложила искупаться, Антон, единственный, поддержал идею. Они ушли вдвоем. Я тоже решил показать характер и отправился следом. По дороге закоренелый нудист Марк сказал мне: "Впервые за 15 лет вижу, чтобы люди ночью в купальниках и плавках купались!" Если бы у меня было свободных 15 лет, я бы попытался в двух словах объяснить ему, что и кто есть Снейк, и вообще мне странно, как это Антон смог предстать перед дамой без галстука. Пока я нарушал интим этой пары, Катя, уже охмурившая Сергея, показала нам свою натуру и знание французского, сделав оговорку в слове лебедь.

После купания Дрон и Саня решили, что рыба пришла, и, взяв Андрея с Антоном, уплыли. Перед отплытием Андрей сделал страшные глаза и изрек: "Отсюда надо уходить пока не поздно. Я - уплываю". Я его тревог не разделил и остался.

Когда все уплыли, до меня стала потихоньку доходить сложившаяся ситуация. Ночь, 3 с чем-то, у костра сидят три молодых дамы и три разнокалиберных мужика. Три-три, все под "мухой". Пора сматываться - даже дети знают, чтобывает потом, а единственная мало-мальски симпатичная девушка виснет на Сергее. Но уйти просто неприлично как-то, и мне пришлось ждать удобного момента. Наконец, собрались уходить все. Сергей шёл в обнимку с Катей, я старался идти впереди, дабы не мешать им, остальные девушки шли рядом с Марком. Девушки отпускали друг о друге скользкие шутки. "А Витя один, со своей гитарой", - произнесла Катя. "Зато какая у нее фигура!" - ответил я, обнимая гитару за корпус. "Черт, а молодой так ни к кому и ни пристроился", - с досадой произнесла одна из дам за моей спиной. Я втянул голову в плечи и ещё крепче прижался к гитаре. Мои часы жалобно пискнули четыре утра, а вся команда направлялась в наш корпус.

У входа все задержались, я, коротко попрощавшись, быстро сделал ноги. Дверь в номер мне открыл Андрей - в чем мама родила, правда, наверное, плавки и кроссовки на нем выросли позже. "Андрюх, дело на сто рублей есть, идем в коридор, срочно", - заговорил я, желая показать девушкам недоступный им лакомый кусочек. Но девушки всё не шли, Андрей замерз и хотел спать, а его фигуру оценил только Марков, правда, высказав неудовольствие по поводу наличия плавок.

Зайдя в номер, я очень удивился, не обнаружив там Снейка. Оказывается, он отправился с Саней и Дроном "ловить рыбу" в качестве лодочного мотора, от которого он отличался только крепким запахом перегара. Как потом рассказали рыбаки, он привез их на место и уснул, а когда рыбалка закончилась, они долго спорили, куда и чем его огреть, чтоб он заработал. Так он и грёб до причала не открывая глаз. Точно - мотор, а вы - "растение, растение".

Перед сном мы воткнули в розетку "фумитокс".

День третий, 13 июля, вс.

На этом месте мне вспоминается анекдот про дневник гостя горного аула. Я думаю, вы помните его последнюю фразу: " Дернул меня черт заблудиться в этих горах..." И у нас 13-е число сработало по своим законам.

Когда я открыл глаза, то увидел Марка, который стоял посреди номера и говорил с Андреем. Я снова нырнул под одеяло - спать ещё хотелось, но поняв, что пробуждение неизбежно, всё-таки оттуда высунулся. Поблуждав глазами по комнате и задав себе классический вопрос: "Что же было вчера?", я вдруг узрел Андрея, который так же смотрел на меня, и, видимо, мучился тем же вопросом. Мозг постепенно начинал обрабатывать то, что видели глаза. А они видели весло, лежавшее на полу посреди комнаты, рядом валялся "фумитокс", а на своей кровати как весло спал Снейк. За окном было тихо - раннее утро. Мы с Андреем решили поговорить:

- Андрей, как сюда вошел Марк?

- Снейк не запер дверь тром.

- А зачем приходил Марк?

- Попрощаться, отдать ключи от лодок ... и замок.

- А где он его взял?

- Где, где - у костра.

- Так лодки не пристегнуты?!

- Да. Вить, который час?

Я посмотрел на часы и с огорчением произнес:

- Мои сбрендили, фигню какую-то показывают.

- А что именно?

- 11.27.

- Они у тебя правильно работают, это мы сбрендили и проспали завтрак!

Мы проспали завтрак! Мы, которых все уважали и принимали за образцовых спортсменов, проспали завтрак! Что теперь о нас подумают? Позор джунглям!

Вопросов накопилось достаточно, и мы разбудили Снейка. Из-под его одеяла не торчала, как обычно гора мышц и его волосатая грудь, зато полосатая футболка, в которой он был накануне, явно виднелась. Андрей начал допрос:

- Антон, ты одетым спишь?

Антон заглянул под одеяло:

- Нет.

- А весло когда упало?

- Я сам его уронил, когда пришел.

- А "фумитокс" почему на полу?

- Мужики, ну что вы в самом деле? Я пришел, лег, а тут эта гадость перед носом мерцает и "благоухает". Я её со злости и выкинул.

- Ну а лодки почему не пристегнуты?!

Этот вопрос заставил Антона выпрыгнуть из кровати и побежать пристегивать лодки.

После импровизированного завтрака мы поплыли на мыс (опять на двух лодках) убирать последствия ночной гулянки. Мы собрали все пустые бутылки в лодки и искупались.

На обед мы шли, виновато опустив глаза. Наши обычные места оказались кем-то заняты. Мы подошли к администратору. "А, это те, которые завтрак проспали!" - обрадовалась она и отвела нас в другой зал. Зал, если так можно сказать о советской турбазе, был V. I. P.-класса. Шторы на окнах, полумрак, мигающая светомузыка, столики со скатертями, салфетками и солонками. Да и народу там сидело немного - приличные взрослые отдыхающие. Радости нашей не было предела. Правда, мы до сих пор не знаем, кого за это благодарить - был ли это прощальный подарок Марка, или это мы произвели прошедшей ночью такое впечатление на девушек - официанток. Кажется, именно перед этим обедом Shed впервые произнес знаменитую фразу: "Та же фигня!" в ответ на пожелание приятного аппетита. Впоследствии это выражение стало для нас нормой жизни.

После обеда Снейк, Андрей и я решили отправиться в Бологое на поиски Святого Грааля, т. е. граненого стакана, а заодно позвонить и купить еды. Для описания поездки было бы лучше предоставить клавиатуру Андрею, ибо он больше всех восторгался тем, как она происходила. Попытаюсь передать его впечатления.

"Мы выглядели очень колоритно - хвостатый Снейк в футболке ,черных очках и с поясной сумкой через плечо, я в небесно-голубых джинсах и такого же цвета рубашке, расстегнутой на груди, и Витек в белых кроссовках, черных джинсах и куртке с ежиком на голове. Приколы начались уже в автобусе - одна женщина приняла Снейка за кондуктора и протянула ему деньги за проезд. Контролерша, напротив, даже не подошла к нему, а мы с Витьком заплатили по полной программе. Приехав в город, мы стали рассматривать его - интересно, провинция всё-таки. Любопытного мы нашли много. Во-первых, город поразил нас обилием продовольственных магазинов и ларьков - на каждой остановке, чуть ли не в каждом доме был магазинчик. Выходя из любого, всегда можно увидеть два соседних (ну прямо как полисмены в Лондоне). Во-вторых, трудно оказалось найти хозяйственный магазин, тем более граненый стакан. В-третьих, люди в провинции одеваются как-то не так, и на нас все оглядывались. Но главное, почта в выходные не работала. Поэтому вся наша поездка свелась к покупке пива и еды. Был и смешной эпизод. Идем мы, значит, по улице, никого не трогаем, а по другой стороне идут в том же направлении человек пять мужиков в форме, с портупеями. Кто они и что на них висит издалека не понять, но выглядят как патруль какой-то - уверенно так идут, во дворы заходят - мало ли с кем местная милиция договорилась город охранять. Ну, нам это, естественно, не понравилось. Заходим мы в какой-то магазин, ассортимент изучаем, и они тут входят. Думаем, неспроста они зашли, явно по наши души. Ну, коли разбираться, то надо брать инициативу в свои руки. Выбрал Витек мужика покрупнее (по типу начальника), подходит к нему и спрашивает, где здесь граненый стакан купить можно. Мужик обалдел, растерялся, сам оказывается не местный - туристы они, в поход пошли, стоят где-то за городом, а сюда за покупками выбрались. Ну что ж, посмеялись и разошлисьs.

После ужина все (кроме Shed'a, у которого что-то болело) опять сидели у нас. Предварительно зашторив окна, мы скидывались "за жизнь". Я сидел с большим пакетом, в который каждый кидал приличную сумму, а я потом раза четыре её пересчитывал. Завершив денежные дела, мы взялись за бутылки и еду. Ольга плела венок из лилий (или кувшинок?), Снейк учил Ольгу есть палочками. (Вообще, в течение поездки желающих освоить палочки оказалось очень много).

Часа в два ночи Снейк, Ольга, Андрей и я отправились на пристань пустить венок в озеро. Андрей захватил с собой несколько коробочек с какими-то порошками. Когда венок отпустили, он стал смешивать эти порошки, а потом долго пытался поджечь их. Оказывается, пиротехник он юный. Но у него не взошло, и он предложил попробовать поджечь нам. Я отказался, сказав, что с этим завязал, а вот Снейк согласился. У него тоже долго не получалось, но потом из его рук вырвался сноп искр и пламени высотой в рост человека, Снейк откинулся назад (на зад), а я вспомнил себя и грешным делом решил, что со Снейком то же самое. Слава Богу, обошлось. Антон не пострадал, но признался, что таких звездочек в глазах у него не было ни от одной фотовспышки.

Господа, как же спокойно и приятно спать с четырьмя миллионами под подушкой!

День четвертый, 14 июля, пн.

Утро для меня с Андреем началось с посещёния административного корпуса и вноса денег "за жизнь". Было решено, что после завтрака я поеду в город звонить домой и искать граненый стакан. До автобуса оставалось время, и мы с Андреем на двух лодках поплыли кататься. Как всегда, покататься "немножко" не получилось - мы доплыли до моста и протоки, соединяющей два озера (кажется, тогда мы сделали это впервые), а возвращаться пришлось в очень быстром темпе, дабы не опоздать на автобус.

Так как вежливость, приветливость и трезвость были визитной карточкой нашей компании в светлое время суток, то и оказавшись наедине с собой я решил не отступать от этих принципов. В автобусе я разговорился с кондукторшей - молодой симпатичной женщиной, и она пообещала проводить(!) меня до здания почты. Всё-таки прав был старик Карнеги, когда говорил, что мир надо завоёвывать улыбкой и благожелательностью. Его прекрасными принципами я подло воспользовался и на почте, вынудив девушку-телефонистку объяснить мне как звонить по автоматической связи - ну лень мне было самому об этом думать. До автобуса у меня оставалось время и перспектива остаться без обеда. Ткнувшись в пару магазинов насчет стаканов, я понял, что это бесполезно, и переключился на поиски еды и выпивки, благо весь город был ими завален. И тут совершенно случайно я увидел его и сразу в него влюбился. Это был большой, в самом расцвете сил арбуз. Надо сказать, что в это время года арбузов было немного даже в Москве, поэтому я ему так обрадовался.

Обратный автобус был набит битком, и мне там было не очень уютно с моим огромным пакетом, напоминавшим морскую мину - круглое тело арбуза и "рога" в виде пивных бутылок. Выручила меня опять же знакомая кондукторша - она пристроила "мину" на колени какой-то сидящей старушки (у меня бы в жизни на это смелости не хватило), а оставшуюся дорогу мы болтали о любимых сортах пива. На обед я всё же успел.

После обеда мы с Андреем отправились на дальнее озеро - погулять и искупаться. Хоть Марк уехал, но дело его продолжало жить - плавки решили не брать. По дороге мы забрались на геодезическую вышку посмотреть на окрестности. Немного поблуждав по лесу, мы все же вышли к озеру. День был солнечный и ветреный, и это озеро имело синий оттенок из-за отражавшегося в нем неба. Кроме того, оно имело почти круглую форму, берега были пологие и песчаные. Мы разделись и полезли в воду. Пройдя несколько десятков метров мы переглянулись - вода не доходила нам до коленей. Мы прошли ещё - на дне начались камни, а вода лишь чуть-чуть закрывала колени. Нам стало как-то неуютно - два голых мужика стоят посреди озера. Мы решили проплыть. Когда нам надоедало плыть, мы останавливались и спокойно становились на дно. Глубины мы так и не нашли.

Придя в корпус, мы не обнаружили в нем никого из наших. Лодок тоже не было. Мы пошли на берег, со скуки я опять искупался. Надо сказать, озеро не было безлюдным - везде виднелись лодки, на пляже купались люди. Больше всего лодок было у мыса. Вдруг они стали очень быстро расплываться в разные стороны, освобождая кому-то дорогу. Из-за мыса показалось нечто несуразное - узнать в этом плывущие лодки сначала было очень сложно, по мере их приближения появилась мысль, что плывут идиоты. Но потом мы поняли, что это наши. А выглядело это следующим образом: в одной из лодок сидела толпа полуголых мужиков (там их было трое, но издалека - толпа) и лодка плыла кормой вперед, над ней на мачте (удочке, как потом выяснилось) болталось красное знамя (кажется, это были штаны Shed'a - тоже потом выяснилось), последним за лодкой плыл спасательный круг. Другая лодка выглядела более прилично - она плыла лицом. Секрет фокуса: в первой лодке сидели Ольга, Shed, Snake и Саня, во второй - Дарья и Дрон. Андрей рассказывает: "Сижу на причале, они вылезают на берег и не могут от хохота на ногах стоять, а весь(!) причал завален их мокрыми вещами. А они ещё говорят : "Не кидай спасательный круг в воду - он утонет".

На ужин сходились долго. Последним пришел Shed в черной футболке, зеленых бермудах (мама!) и красным от пьянства, нет, от загара носом. После ужина все собрались комнате у SO и рассказывали о том, как провели день. Если быть кратким, то после нашего с Андреем ухода все пошли играть в День Нептуна на лодках, стараясь намочить при этом как можно больше вещёй и утаскивая периодически у SO весла.

После рассказов мы пошли играть в волейбол. Но настроение у всех было настолько приподнятым, что выше некуда. В результате игры не получилось - Shed стоял только там, где его ставили, и старался не попадать под мяч, потом его загнали на судейскую вышку - он оттуда шутил, прикалывался и морально разлагал общество. Было замечено, что Виктор после попытки принять или отправить мяч неминуемо оказывается на земле, его стали переучивать - он перестал падать, ну и мячи принимать тоже. Когда это всем надоело, отправились купаться. После купания мы отдали должное арбузу.

Где-то в час ночи Ольга предложила пойти сушить на костре вещи. Народ бурно поддержал эту идею. Мы все представляли очень веселую картину - Shed, укутанный в одеяло, остальные, несущие в одной руке мокрую одежду или дрова, а в другой бутылку коньяка или пива. Как-то мы сумели найти в темном лесу дрова и развести костер. Shed, вспомнив о раках, вошел в азарт, скинул одеяло и отправился на пляж ловить их голыми ногами при свете фонарика. Тут все решили, что все идет очень хорошо, и пора теперь все испортить. К Shed'у пошли Виктор и Snake и на(д)ругались на него, потом к костру пришел сам Shed и на(д)ругался на всех, после чего все молча досушили вещи и расползлись спать.

День пятый, 15 июля, вт.

Естественно, мы чуть не проспали завтрак. Погода была не лучшая, поэтому мы решили заняться комнатным спортом для рук и мозгов - наша комната села за преферанс и резалась в него до обеда. Остальные спали. SO вообще было трудно не только услышать, но и увидеть. После обеда погода разгулялась, и мы собрались, дабы решить, чему посвятить себя до ужина. Но идея, как уже случалось за последние дни, не взошла. Я не выдержал, взял лодку и уплыл кататься по озеру.

Стоял солнечный вечер, лишь временами дул ветер. Я старался плыть лицом к уже опускающемуся за лес солнцу, иногда останавливался в каком-нибудь красивом месте и писал дневник. С других лодок народ с удивлением наблюдал за моей блуждающей улыбкой идиота. Вдоволь наулыбавшись, я понял, что опоздаю к ужину, и мысль, что мне придется идти в столовую с веслами меня не обрадовала. Я стал громко ругаться и упорно грести к пристани. Каково же было моё удивление, когда на причале я увидел всех наших (кроме SO) - они стояли и смотрели на меня, как суслики на восход солнца. Шутка, но стояли они всё-таки странно как-то. Мне помогли вылезли, я отдал кому-то весла (правильно сделал), и мы пошли к корпусу. "Ну, как поживают наши отшельники?" - спросил я. "А они уехали", - ответили мне. Упавшей челюстью мне отбило ноги. (А если б я не отдал весла?). Да-а, вечерок выдался веселым.

Ужинали мы в весьма интересном настроении. Отъезд SO подействовал на нас, хотя это и дико звучит, благотворно - мы как-то сплотились. Кажется, после этого момента оставшиеся всё время проводили вместе. Вот и вечером этого дня все загрузились в лодку и отправились исследовать неизведанные уголки нашего озера. Погода опять испортилась - дул холодный и сильный ветер, все сидели съёжившись и стуча зубами, и только Снейк, сидевший на вёслах в борцовке и бандане на голове, показывал свой морозоустойчивый характер. Песни не пелись, несмотря на две гитары, находившиеся в лодке. Всем было грустно, хотя лодка то застревала в зарослях кувшинок и камышей, то пыталась пройти в узкий пролёт моста против течения.

Вернувшись в корпус, мы оживились, - хотелось поесть, отогреться и попить, ибо в лодку пиво взял только Виктор. После еды мы сели играть в карты на материальные ценности, в качестве которых выступало печенье. Начальный капитал у всех был одинаков, играли до полного разорения. В процессе игры общество расслаивалось - появлялись и "банкроты", бравшие печенье взаймы у других игроков, и "богачи", которые спокойно позволяли себе съесть часть своего капитала.

Когда все уже разошлись спать, Виктор решил прогуляться, но открыв дверь номера наткнулся на девушек из столовой. "Ой, ребята, сыграйте нам что-нибудь?", - попросила Катя. "Легко!", - ответил Виктор и пропустил девушек в комнату, игнорируя возмущенные вопли Андрея. Играли мы хорошо, правда Анрюха иногда сбивался, заглядываясь на расстёгнутый полупрозрачный халатик Кати. Выпроводив девушек, Виктор всё-таки смылся на ночное озеро купаться.

День шестой, 16 июля, ср.

Проснулись мы под вчерашним настроением. День обещал быть хорошим, поэтому решили заняться коллективным отдыхом на воздухе. Все дружно отправились на волейбольную площадку. Сначала играли трое на трое, но игра не шла, и тогда Андрей со Снейком стали играть против остальных. Это была красивая и интересная игра. Они не мешали друг другу, боролись за каждый мяч, а временами показывали чудеса ловкости. Короче, они выиграли. После волейбола все пошли купаться - Дрон использовал Андрея со Снейком в качестве трамплина, Саня выяснял отношения с сестрой, используя приёмы восточных единоборств.

После обеда опять уселись за преферанс - учили играть Дарью (Снейк), Дрона (Андрей) и Саню (Виктор). Через какое-то время нам с Саней надоело, и мы с ним отправились кататься на лодке, где лениво блеснили, а в основном разговаривали "за жизнь".

Вечером мы решили устроить прощальный ужин, а до этого катание на лодках, точнее уже одной лодке. Готовились мы основательно и очень, очень серьезно. Обсудили стол, составили меню и направились в магазин за едой. Стол, а главное, выпивка должны были отличаться разнообразием. Решили в честь праздника шампанского - сняли нам с витрины последнюю бутылку, решили в дополнение пару красненького "Багрянец России" - принесли одну, вторую нам сняли с витрины, решили пивка для шлифовки - так большого "Афанасия" у них всего 6, а нам надо 12 - недостаток пришлось добирать удвоенным "граненым" "Афанасием". Еды мы тоже купили - очень много шпрот. Вообще, это была самая популярная рыба нашей поездки. Радостные тем, что так опустошили магазин, мы подумали, что начинать сразу слишком рано, и отправились кататься на лодке - в последний раз.

Это был прекрасный солнечный и тихий вечер, мы просто наслаждались теплом, отдыхом и жизнью: Снейк закосил под Дрона - отнял у Сани бейсболку и жутко тащился от этого, Саня читал какой-то блестящий и хрустящий журнал, Дарья и Андрюха разлеглись вдоль и поперек лодки. Андрей иногда пел песни, иногда обсуждали волосатую спину Снейка, а больше просто молчали и думали о своем. Когда плыли обратно, Дарья решила показать характер и села на весла. Так она и гребла одна до самого причала, а пятеро мужиков суммарным весом в 350 кг сидели и пели песни, в основном митьковские.

Потом был праздничный ужин - "за дам", "чтоб ещё раз", "за друзей" и т. д. и т. п. Настроение было хорошим, хотя и немного грустным - отъезд приближался.

День седьмой, 17 июля, чт.

Утром мы потихоньку собирали вещи и приводили номер в порядок. На вечер была запланирована баня, а собираться после нее весьма сложно, поэтому мы собирались утром.

После обеда было решено устроить чемпионат по настольному теннису. Играть заставили всех.

Одиночный чемпионат Бологого по настольному теннису (Т/Б-open-97)

  1 2 3 4 5 6 итог места
1. Андрей   0 0 0 0 1 1 4
2. Дрон 1   1 1 0 1 4 1
3. Дарья 1 0   1 1 0 3 2
4. Саня 1 0 0   0 0 1 4
5. Snake 1 1 0 1   1 4 1
6. Виктор 0 0 1 1 0   2 3

Парный чемпионат Бологого по теннису

  1 2 3 итог места
1. Snake - Дарья   21:17 19:21 1 2
2. Саня - Андрей 17:21   8:21 0 3
3. Дрон - Виктор 21:19 21:8   2 1

Наигравшись в теннис, мы отправились сдавать архив. По закону подлости нам встретились все уважаемые нами и уважавшие нас люди - горничная, главбух, секретарь. Часть архива у нас не приняли, а вырученных денег хватило разве что на граненого "Афанасия". Остатки денег мы просадили в тире, о существовании которого мы раньше не знали. Виктор выпедривался, стреляя по монетке, остальные тоже сделали по паре выстрелов.

После ужина мы отправились в баню. Она нас приятно удивила. Сеанс был зарезервирован за нами полностью, на скамейках в раздевалке лежали чистые простыни, во второй комнате был душ, на стенах висели тазики и веники, а после бани нам был обещан чай из трав, приготовленный дедом-банщиком в соседней комнате. Неудобства состояли из очень низкого дверного проема в парилке и наличия с нами дамы, точнее, не из-за самого присутствия дамы, а из-за ее нежного возраста - приходилось помнить о приличиях. Бутылку того пива мы выплеснули на камни, и в парилке распространился приятный запах поджаренного ячменя, солода, хмеля или чего-то ещё (нужное подчеркнуть).

Разогревшись, мы разбились на тройки, которые по очереди залезали в парилку, там лупили друг друга вениками, жарились до упора, а потом бежали в озеро. Первыми пошли Снейк, Андрей и я. Попарились и побежали в озеро. На лавочке у дорожки сидели три дамы и банщик. "Ничего, что мы голые?", - спросил Андрей. "Да нет, мы уже привыкли", - ответили дамы, и мы побежали дальше. Снейк с Андреем прыгнули с мостика рыбкой и воткнулись головой в ил, которого там оказалось немерено. Когда мы вынырнули и пришли в себя Снейк предложил нам оглянуться. Мы оглянулись. На мысе, который был нам из бани не виден из-за кустов, стояла толпа народа разного возраста и пола и тупо смотрела на нас. До нашего столь откровенно голого и шумного появления они там рыбу ловили. Ну, не удалась у них рыбалка. А Саня выбежал из бани в кроссовках, простыне и шапочке. Первое и второе он скинул, а вот шапочка вместе с ним полетела в воду.

После бани и вкусного чая банщика за неторопливым разговором нам не хотелось сразу брыкаться спать. Придя в номер, решили посидеть ещё, в последний раз. Пива в магазине не было. Пришлось купить по паре баночек джин- тоника. После бани он подействовал на всех. Разговоры шли о московской жизни - прошлой и будущей. Снейк раздавал визитки и обсуждал с Саней и Дроном вопросы жима штанги и прочих тяжестей, Дарья рассказывала нам с Андреем о своих успехах в каратэ. Возможно, это был самый прекрасный вечер за поездку. А может, это просто так кажется.

День восьмой, 18 июля, пт.

Спалось ночью плохо - в Москву не хотелось, в коридоре шлепали по полу босыми ногами мужики из свежего заезда, да и боязнь проспать тоже влияла на сон. В шесть утра я покинул теплую кровать, и сказав себе: "Ни дня без купания", отправился на прогулку - немного побродил по лесу, даже чуть-чуть заблудился, а потом залез в озеро. Будить никого не пришлось - все проснулись сами и раньше срока. Вещи были собраны ещё вчера, до завтрака оставалось время, и все собрались у нас в комнате. Разговор не вязался, магнитофон пел свою лебединую песню - "Дубы-колдуны" звучали как-то грустно, прощально.

Подошло время завтрака, и мы, как бы через силу, нехотя, взяли свои сумки, гитары и удочки и направились в столовую. Меня делегировали договориться о завтраке, и мне приятно было видеть как первой среагировала Катя - она быстро накрыла наш стол, мы, сказав ей раз двадцать "спасибо", поели и отправились на главную поляну к автобусу. Настроение наше было тоскливым, все вокруг - камень, корпуса, магазин, деревья казались нам не такими как прежде. А на турбазе начинался обычный день, стаи детишек стягивались к столовой, пассажиры автобуса как и в другие дни ехали по своим делам, а я "смотрел в эти лица и не мог им простить того, что у них нет тебя, и они могут жить". Если бы так продолжалось дальше, то к Москве мы бы расплакались. Но судьба, видимо, сжалившись над нами, решила сделать так, чтобы приезд в Москву был для нас радостным и веселым. Для этого она первым делом посадила в автобусе мерзкую тетку-кондуктора (ее описание недостойно дневника). Так что на вокзал мы приехали ещё без желания ехать в Москву, но с сильнейшим желанием побыстрее сесть в поезд и уехать из Бологого. Не тут то было!

Правило о невозможности спокойного отъезда опять повторилось. В кассах и справочной нас поджидали злобные девицы, которых явно бесило то, что мы уезжаем, но и эти дамы фигня по сравнению с тем, что они нам сказали. А сказали они, что ближайший скорый поезд в 18.37 (было около 10) и 130 штук билет, до него есть почтово-багажный, который будет в Москве в час ночи (за 32 штуки), а если мы хотим "быстрее" - то извольте на электричках. Ближайшая электричка до Твери уходила в 10.15, и мы не раздумывая купили на нее билеты.

Нам достался "жесткий" вагон, Дарья, Дрон, Андрей и Snake стали расписывать пулю, Саня тасовал им колоды, Виктор ушел в себя, а когда выходил оттуда, то дремал или разговаривал с Саней. Электричка тащилась ужасно долго, а именно четыре часа. Хотя мы и двигались домой, мы не знали, как поедем от Твери и во сколько окажемся дома. Поэтому первое, что мы услышали на вокзале в Твери (объявление о том, что ближайший поезд на Москву идет через полтора часа) очень нас обрадовало. Мы сразу купили билеты, они оказались не дороже билетов из Бологого до Твери, т. е. по 17 штук и вся обратная дорога оказалась вдвое дешевле прямой, но в 2.5 раза дольше. Наши прежние страхи нехватки денег на обратную дорогу развеялись. На радостях остатки денег решено было съесть. Запивать еду все решили конечно же пивом - Тверь всё-таки. Мужская половина (5/6) единодушно предпочла темного "Афанасия" и долго пыталась убедить Дарью пить тоже темное. Но 1/6 оказалась упорней нас и отвоевала право пить светлое пиво. Тверь, в противовес Бологому, оказалась городом хозяйственных магазинов, и ближайший продуктовый нашелся через несколько кварталов от вокзала. Мы с Андреем обратили внимание на обилие симпатичных фигуристых девушек - видимо местное пиво так на них влияет.

Дорога от Твери до Москвы прошла опять за преферансом с перерывами на еду и поглощение пива. Из электрички мы выходили веселые и счастливые - доехали! Но расставаться не хотелось - мы остановились на площади перед вокзалом и доели купленное. Когда стали собираться, Антон испуганно произнес: "Ребята, а вы магнитофон не видели?" Не видели. Вспомнили, что магнитофон стоял на сидении, и Антон уходил из электрички последним. Вернулись на перрон, но поезд ушел в прямом и переносном смысле. Мы разыскали дежурного по вокзалу, он сказал, что электричка в депо, это нас несколько обнадежило. На этом месте наше совместное путешествие закончилось - Антон и Андрей пошли в депо, а остальные направились в метро. Там толпы людей куда-то спешили, толкались и вообще казались нам странными после немноголюдной и медленной провинции. "Как в другой мир попал" - воскликнул кто-то из нас. Дрон покинул нас на Новослободской, я попрощался с Дарьей и Саней на Менделеевской.

Так закончилась поездка на т/б "Озерная".

Эпилог

Антон и Андрей потратили массу сил и получили множество впечатлений от блужданий по запасным путям, депо и обесточенным электричкам, но магнитофон не нашли. Все разногласия, возникшие во время поездки, в Москве были вскоре улажены. Несмотря на все коллизии, общее мнение о поездке осталось хорошим, даже отличным, и все не против повторить.

Правила турбазы

Запрещается:

Находится вне своих номеров после 23 часов - нарушено всеми

Купаться в нетрезвом виде - нарушено

Катать детей до 9 лет без родителей - нарушено Андреем

Кататься на лодке в нетрезвом виде - нарушено

Находится в лодке больше 5 человек - нарушено всеми

Выносить из номеров спальные принадлежности - нарушено Shed'ом

Заходить в столовую в шортах и майках - нарушено Снейком

Нарушение правил наказывается выселением с турбазы без возмещёния стоимости проживания.

Некоторые замечания и комментарии

Андрей - мне: "Вить, пиши как угодно, не делай дневник похожим на "Криминальное чтиво", где сначала конец, а потом середина".

Бабушка (моя) о фотографии Антона: "А эта девушка кто?"

Анекдот. Идет по дороге старый-старый дед, седой, совсем белый, и приговаривает:

- Тяжко мне, ой как мне тяжко, мл-и-ин, тяжко.

- А от чего же тебе тяжко, дедушка?

- Да "ломы"!

От автора

Во время написания я постарался опустить неинтересные и скучные моменты, поэтому в некоторых местах имеются разрывы типа: отплытие описано, приплытие - нет, но это вовсе не значит, что уплывшие утонули, а наоборот, что приплыли без происшествий. Также я опустил всяческие описания самой турбазы и корпусов, кроме самых кратких - дневник, на мой взгляд, представляет интерес только для нас восьмерых, а мы все видели своими глазами, остальным читателям предоставляется возможность пофантазировать и домыслить все неописанное.

Мы всё это помним, о чём-то грустим,
И эти места никогда не забудем,
Но будем всю жить благодарны мы им,
И здесь живущим отзывчивым людям.