Весенний футбол

Два часа шёл матч прикольный
На весеннем поле -
Мы гоняли мяч футбольный,
Вырвавшись на волю.

Мы попрали правила -
Ведь весна всем правила.

Отогревшись от зимы,
Оторвавшись от забот,
За мячом носились мы,
И вплетались в хоровод

От ворот - и до ворот.

Мы резвились, словно дети,
И в пыли валялись,
Наши души на планете
Этой отрывались.

Отрывались и парили,
Следом за мячом.
Сколько мы голов забили -
Это не при чём!

Мы попрали правила -
Нами радость правила.

* * *

Лето на Соловках

I

Лето на Соловках…
Здесь исчезает страх,
Здесь появляется боль -
Будто все было - с тобой

У этих древних камней,
Впитавших слезы людей,
У этого белого моря,
Вобравшего тонны горя.

Здесь стены монастыря
Столько всего хранят
В суровой своей красоте
И отражают в воде.

Здесь беды, боли и были
Становятся облаком или
Сливаются с летним дождем,
А мы - возрождения ждем!

Раз - дуга, два - дуга!
Солнце и ра-дуга!
У дамбы и Ребалды
Радуга - нет беды!

И вид с монастырской башни
Так прекрасен, что вымолвить страшно.
Это место - как в рай пропуск,
Только жаль - кончается отпуск.

II

...И уехать невозможно,
И нельзя не уезжать.
Зимовать не остаемся -
Остаемся рисовать.

Остаемся рифмовать,
Пить вино и бить баклуши
И (спасите ваши уши!)
Песни по ночам орать.

...И читать про Воланда,
До утра. Но - холодно!

Лето стремится к осени.
Осоловев, как лоси, мы
Словно достигли нирваны
В этом раю первозданном.

Мы монетку бросили в море,
Чтобы вернуться вскоре,
Чтоб опять - на подъем легки -
Летом - на Соловки!

* * *

"Мы с тобою - одной крови!"
Мы с тобой - одного теста.
Нас лепили с тобой вровень,
Нас лепили с тобой вместе.

Мы с тобою одной крови,
Мы с тобою одной расы,
Нас лепили с тобой вровень,
А слепили - таких разных!

Мы друг друга в себе ищем,
И находим, себя узнавая.
Нас слепили - душою нищих
И прогнали - пинком - из рая.

Словно твари в ковчег Ноев,
Кинуты в этот мир страшный,
Вылиты, как ведро помоев,
Я ли, ты? Ничего не спрашивай!

И поняв, что мы здесь лишни,
Что лохматы мы и безобразны,
Мы друг друга в себе ищем...
И находим. Таких разных!

Хотя вроде - одной крови...

* * *

Мы сидим в кубинском баре,
Где латина, блюз и джаз,
Где гаванские сигары,
Ром и эта ночь - для нас.

Здесь бармен танцует румбу
С русой девушкой своей,
А студентик из "Лумумбо"
Им играет "Естедей",

Мы поём "Бесаме мучо",
А бандиты - глушат ром.
И не будет - точно - лучше,
То, что сбудется потом...

По бессонной по зиме -
"Боса нова", "Бесаме..."

Ночь. Богемная квартира,
И хозяин - Валентин.
- Валентин и Валентина?
- С крокодилой крокодил!

- Маркес, Борхес, Кастанеда...
- Это дом или притон?
...Полуночная беседа,
Позднеутренний подъём.

Уходя, "Счастливо, Валя!"
Написали на стене.
Остальное всё - детали,
Их оставим при себе.

Что ж в остатке? Я и ты,
Да зеленые цветы,
Только странная картина,
Да безумная латина -

Вот и всё. Но снова, снова
"Бесаме..." и "Боса нова".

* * *

Безъязыкая

Безъязыкая, безъязыкая...
Не могу связать даже лыка я,
А слова вязать - непосильный труд,
От меня слова все к тебе сбегут.

Ты талантливый,
Языкастый, чёрт,
Тебя любят все,
Ну а я - не в счёт,
Я не в счет, не в лёт, да и не в струю.
Я тебя, майн гот,
Просто так люблю.

Безъязыкая.
Бестолковая.
Бесталанная.
Беспонтовая...
И, уж точно, не без изъяна я,
Человечина обезъянная.

* * *

Москва. Январь 2000 года.

Я живу в этом городе чудном,
Я живу в этом городе людном,
Он сверкает и манит куда-то,
Он родной, но... Как будто поддатый.

Я брожу по московским бульварам,
По дворам, кабакам и вокзалам,
По замершим и вымершим лицам
Москвичей, лимиты и милиции.

Почему-то он стал очень тихим,
Город мой в новогодней шумихе.
И без цели, без денег, без дома
Я брожу по нему,
Незнакома

Тут ни с кем.
Пустота и бездомность.
Недопитость и недовлюбленность.
Три нуля... Третья тысячелетина...
Три зеро - моей жизни отметина.

По нулям!
И в летящей машине -
По Москве.
Коляда в "Кофе-бине",
Рождество у ворот на Покровке,
От ворот - поворот. К Третьяковке.

...На бульвар,
Где подсвечен, и вечен
Грибоедов грустит,
Не замечен,
Ни трамвайными пассажирами,
Ни стоящими в пробках машинами,
Ни студентами, пиво пьющими,
Ни влюбленными, девушек ждущими.

...Черный вечер на Чистые ляжет;
Заиграет джаз-бенд в "Эрмитаже",
А испанец, подвыпивший, в баре
Нам слабает "Битлов" на гитаре.

"Yesterday" переходит в "Tomorrow"...
Новый год.
Старый век.
Вечный город.
...Между будущим и настоящим -
Ноль часов, ноль минут.
Это счастье.

* * *

Приходи ко мне под вечер,
Я зажгу побольше свечек,
Я налью тебе вина
И включу тебе кина:

Тарантино - под сардины,
Тинто Брасса - под колбасы,
Новый фильм Кустурицы - под картошку с курицей,
На десерт - Рязанова... И начнём все заново.

...По твоей теории
Нет на свете вечности,
А на моей истории -
Символ бесконечности.

* * *

Бульварный роман

Был бульварный роман
На Бульварном кольце -
Небольшой балаган
С "Балантайном" в конце.

Обстоятельства - прочь,
Обязательства - в тень,
Бесподобная ночь,
Безалаберный день...

По бульварам бродила безумная блажь,
На Лубянке - влюблённость,
В Кузьминках - кураж,
Недопитый стакан
И арабский душман,
Наш "любовный роман" -
Виртуальный обман.

На Петровке - печаль,
На Таганке - тоска,
На Цветном - поцелуй на прощанье.
"Всё не то, и не так", но казалось тогда,
Что сбываются все предсказанья.

Но закончился год, и закончился век,
И "любовный роман" с аморалкой.
На бульвары московские падает снег...
А шизы - всё же чуточку жалко.