Stasy

Мой маленький бар

Оба мои деда были алкашами. Про таких говорят - запойные. А я всегда считала - самозабвенные. Все неприятности случались с ними исключительно в трезвом виде. Именно тогда они заболевали, попадали под машины, расходились с жёнами. А пьяными они отвоевали войну и вернулись целыми, пьяными зачали своих, в будущем, умных и успешных детей, один из дедов перед самой смертью попросил водки - "для везения". Второй до сих пор с утра ползет к магазину. Так что собственные предки благословили меня на тёплое отношение ко всему, что горит или хотя бы приятно обжигает.

Моим первым алкоголем стало шампанское вино. Странная смесь "французского с нижегородским" - Советское Шампанское. Первая выпивка, одобряемая родителями. Обычно преподносится на Новый Год лет в 14 или около того, на донышке бокала, под бдительным присмотром мамы... Ждать было лень, и я самоотверженно опрокинула в себя бокал шампанского, едва мне исполнилось пять. Гости поднимали тосты в мамину честь и никто не заметил пропажи. Было невкусно и это надолго отвратило меня от любых экспериментов с незнакомыми напитками. А дальше... Все эти вина, водки и ликёры прочно связались в памяти с людьми, в кругу которых распивались, с обстоятельствами застолья, так что по содержимому "бара" легко восстановить ход жизни. Итак, начнём по порядку.

Ликёры

Почему-то до сих пор упорно считаю их напитком своей юности. Хотя, чего тогда больше было выпито - давно забыто. Особенно хорошо помню грейпфрутовый ликёр, с медведем (кажется, золотым) на этикетке. Это был непременный атрибут любого застолья. Покупался почему-то всенепременно в ларьке у метро. Выпивался без остатка. Именно этим ликёром пахнут мои дни рождения поры ранней и не очень юности.

Ирландский крем-ликёр. Был подарен на какой-то праздник маме тогдашнего приятеля. Как мы благоговели перед этой бутылкой тёмного стекла! Выпили-таки, святотатцы. И закусили хорошим сексом. В момент закуски неожиданно вернулась хозяйка бутылки. Пока я наспех упихивала постель в ящики, мой милый беседовал с мамой за стеной. Его совсем не наивная родительница спрашивала очень светским тоном - а твоя подружка ещё одевается? Ну так, как спрашивают - а скоро ли обед? У меня всегда стоит в баре бутылка того ликёра. И я храню как святыню память о дыхании, смешанном с лёгким запахом крем-ликера.

Вино

Если собрать все бутылки из-под вина, выпитого с друзьями, вполне можно было бы сделать из Москвы Изумрудный Город. Где эти бутылки, где те друзья...

Изабелла

Красное вино в традиционно-зёленой бутылке. Из ларька. Скорее всего - подделка. Но нам с подругой, смертельно уставшим за неделю, было некогда искать приличный напиток. Да и не на что, кажется. Мы пили её, кляня тех, кто оставил нас совсем недавно и тех, кто пока не собирался находить. Пили медленно, пытаясь смаковать вино и не обращать внимания на бесстыдно прущий привкус спирта. Под конец вечера нас посетила забавная мысль. Если ковёр в комнате - прямоугольный, то у него где-то должна быть диагональ. Пьяными мы себя не ощущаем, значит с легкостью пройдём из одного угла ковра до противоположенного по этой воображаемой линии. Отчаялись искать диагональ примерно в 2 часа ночи. Так и легли, не найдя...

Кагор

Его пьёт одна моя знакомая. При этом всегда предлагает мне присоединиться. "Выпей, от кагора кровь улучшается". Она говорит это так, что меня не оставляет уверенность - милая женщина жаждет взглянуть на мою, такую плохую из-за отсутствия кагора, кровь. Я не пью кагор. Вообще. Пусть будет кровь какая есть.

Текила

Никогда не пила. Почему она здесь? Одна моя хорошая подруга - мать и жена по убеждениям, перепив текилы, изменила мужчине своей мечты с абсолютным подонком и уродом. Фактически на глазах у этого самого "мужчины мечты". Я тогда для себя решила, что сия мексиканская водка не предназначена для нежных славянских мозгов. До сих пор боюсь попробовать.

Водка

Единственная бутылка, которую получается припомнить (не смейтесь, просто не люблю вкус этого напитка и пью ее крайне редко), была распита по пути в Кировск. Поскольку приходилось поддерживать собственный шаткий авторитет молодого преподавателя, пить мне было не положено. Но... "Учительский состав", мучимый жаждой, прятался от школьников сначала в тамбуре, а потом и между вагонами. Вернулись никакие. Школьники, поняв это, постоянно приходили с вопросами. А потом рассказывали нам кто и как спал, и что мы отвечали им во сне. Девочки, цитируя, краснели...

Джин

С тоником, как это не банально. И вроде бы выпили совсем немного, но медведеподобному хиппи по имени Том этого хватило. Он держал меня на руках, стоя на парапете над Невой и орал на весь ночной город "Ну, что, хочешь джин с Томиком???". Кажется, я тогда согласилась выпить с ним.

Пиво

Напиток, совершенно лишённый романтики. И в баре ему не место. Но у меня всё кувырком. Та самая, запомнившаяся бутылка была выпита лучшим другом моего бой-френда на лавочке у метро. Мы сидели и три часа рассказывали друг другу о взгляда на отношения с нашими "половинками". И были счастливы, испытывая необыкновенное взаимопонимание, договаривая фразы и улыбаясь прохожим и самим себе - молодым, но таким умным и чутким. А по пути домой мне хотелось провалиться куда-нибудь поглубже тоннеля метро. Было мучительно стыдно, что я не готова так понимать своего любимого. Я пыталась объяснить себе, что же заставляет меня быть чёрствой и холодной расчетливой стервой с любимым. И как это животное умудряется превращаться в понимающую, добрую и терпеливую подругу с другими мужчинами - с теми, с кем связывает только дружба. Причём тут то пиво? Да просто какая-то странная избирательность памяти. Весь разговор я смотрела на мужские руки, в которых маячила эта несчастная бутылка. И при позднейших попытках вернуться к мыслям о верности, любви, терпении, она появлялась перед моим внутренним зрением. Расставание с любимым, последовавшее шесть дней спустя, было неожиданным и пронзительно-болезненным. Зачем-то тот разговор на лавочке, бутылка и наш разрыв сцепились в памяти в единый узел. Я чувствую, что есть какая-то связь между этими событиями. Какая - теперь уже невозможно узнать.

Мартини

Совершенно безликий напиток, не несущий с собой никаких воспоминаний - ни хороших, ни плохих. Именно поэтому его так легко и приятно пить в любой ситуации, с любыми людьми. Опьянение, которое несёт знаменитый коктейль с мартини - легкое и быстро выветривающееся из моей неприспособленной к опьянению головы. И приятно осознавать, что в "баре" моих воспоминаний есть ещё место для новых, грядущих встреч.

Вот и весь мой маленький бар. Я не храню в нём страшные воспоминания о встречах с "ершом", "отвёрткой", виски. Если мне хочется послушать, кто, когда и до какой кондиции "нажрался", я общаюсь с соседом. Самой помнить об этом - неприятно. Бутылки из своего бара я иногда пересматриваю. Люблю их - все до одной. Делюсь этими напитками с друзьями. Ведь когда выпьешь - как то лучше начинаешь понимать собеседника.